Отросли магии

— Так, — Рогнеда уверенно поднялась. — Ректор нам защиту обещал? Обещал! Опять же преподаватели нас одних не оставят!

— Да они нас вообще забыли! — напомнила Ярина. — И что-то не заметила я, чтобы эти самые преподаватели сильно себя сдерживали.

— Ректор, и тот… — Видана выругалась.

— А мы будем держаться вместе! — упорствовала Рогнеда. — И вот где они все у нас будут! — ведьмочка сжала кулак, демонстративно потрясла им в воздухе.

— Вот где!

В этот самый миг в воздухе материализовалось нечто, медленно спланировало на кулак оторопевшей Рогды и раскрылось цветком. После появилась и надпись: «Привет, я Инар. Передай эту часть флоры той темненькой».

Я вскочила отросли магии постели, на которой сидела до этого эпического момента, схватила несчастную «часть флоры», подошла к окну, распахнула его и гордо выбросила цветок… Растение шлепнулось на что-то, что как раз незримым напротив окна располагалось.

Это незримое обрело черты темноволосого мага, и он выдал:

— Попалась!

— Яра, — прошептала Рогнеда, — отросли магии окне же защита была…

— Именно, — торжествующе подтвердил темноволосый.

Чем хороша ведьма? Ведьма всегда действует нестандартно. Я посмотрела на мага, простерла к нему руки и завопила:

— О, возьми меня стоя!

Уже подлетающий к окну индивид удивленно завис. Я гордо запахнула створки, после еще и занавеску задвинула. И ничего сложного!

— Яр, — задумчиво протянула Варвара, — а чего отросли магии только что сказала?

— Заклинание ступора, — врала я на ходу.

— Надо запомнить, — решила Варя.

— Не надо, — Бажена хмыкнула, — они же воспринять отросли магии могут исполнить в придачу.

Юные ведьмочки густо покраснели.

Нам можно, мы еще посвящение не прошли и мудрыми женщинами не являлись.


Вечером в нашу камеру предварительного заключения отросли магии ужин. Две самые обычные домовые сноровисто раскладывали стол, приборы, нехитрую снедь, все расспрашивая нас и расспрашивая о селах, лесах, горах.

— Так вы связанные?

— догадалась Бажена, аккурат к середине супа в ее тарелке.

Домовихи тяжело вздохнули и кивнули.

Чертова дюжина обозленных ведьмочек, не сговариваясь, поднялась из-за стола и встала в круг. Мы, конечно, не маги, но разрушать чужие заклинания можем, и еще как! Правда, стол пришлось убирать самим.


Перед сном заявился ректор. Потоптался на пороге и, стараясь отросли магии под ноги, спросил, кто пойдет ночевать в другую комнату. По правде говоря, тринадцать — это немалое число для относительно скромного по размерам помещения, но отросли магии разделяться отказались наотрез.

Немного поколдовав, ректор создал нам дополнительные спальные отросли магии и, уже уходя, полюбопытствовал, не видели ли мы тут домовых?

— Нет! — последовал общий слаженный ответ.

— Опять стихийники балуются, — с тоской протянул Ваэдан Шмидкович.

* * *

Ночь прошла относительно спокойно, разве что к утру цветы устилали пол, а ведьмы были злые, ну как все ведьмы.

Запах флоры несколько мешал дышать, а окно открыть страшновато — за ним то и дело мелькали чьи-то силуэты.

Зато утром возникла такая большая и непредвиденная проблема по имени Бажена!

— Я отросли магии тебя проклятие нашлю! — вопила под дверью ванной комнаты Рогнеда.

— Изыди, — меланхолично отзывалась ведьмочка, наслаждаясь утренним душем.

Тринадцать ведьм и одна ванная, это страшно.

— Я все твои жиденькие волосенки повыдергиваю, — орала Милолика.

Любава и Людмила развлекались тем, что подбрасывали подвявшие цветы ногами и смотрели, как те опадают.

Варвара, я и Ярина надеялись еще поспать. Белинда и Видана уже оделись и, стоя у окна, старались пересчитать все заклинания, коими окно пытались открыть. Святомира и Цветана, плавно поднявшись, пошли помогать Милолике отросли магии ломать двери. Обычное общаговское утро имело место быть здесь и сейчас.

— Интересно, — протянула Варвара, — у магинь случаются битвы за ванную?

— Им-то. — Людмила подкинула один цветок особенно высоко, отросли магии тот шмякнулся ей на голову. — Они отросли магии прочитали, и сразу же отросли магии, макияж, душ отросли магии в одном, — Варвара нахмурилась.

В двери постучали.

Любава, как была в ночной рубашке, пошла открывать.

Мы-то в таком виде и по коридорам утром шляемся, да и в столовую нередко забредаем, у нас одни женщины, чего стесняться.

За дверью оказался ректор. Ваэдан Шмидкович нервно закашлялся, но Любава в этом плане была непробиваема.

— С добрым утречком, — молвила дева, поводя оголенными покатыми плечами.

Маг отросли магии ужасом осознал, что стыдиться придется ему, и направил жаждущий поддержки взор на собственные туфли.

— Доброе утро, дорогие ве… адептки.

Мы с коллегами посовещались и отросли магии выдать вам амулеты, — ректор протянул связку кулончиков.

Любава взяла и, покачивая широкими бедрами, неторопливо направилась к. Разносить. Мы все взяли по кулону, Рогнеде и Милолике Любава тоже поднесла, а Бажена высунула ручку в отросли магии из-за двери.

Дальше произошло нечто!

Рогнеда сноровистым движением схватила доверчиво протянутую длань Бажены, вытянула деву из-за двери, швырнула на Милолику и скрылась в ванной.

Битва была выиграна.

Ведьма, прикрытая лишь пеной, и то не отросли магии, в отросли магии оттолкнула Милолику и понеслось:

— А чтоб тебя лешие споили, ведьма проклятущая!

Чтоб тебе кикиморой стать! А чтоб тебя… — беснующаяся Бажена рванулась к двери ванной и заколотила в нее кулаками.

От входной двери раздалось невнятное бормотание — ректор, видимо, поскользнувшись на клочке пены, начал сползать на пол, пытаясь хоть за что-нибудь уцепиться.

— Ба-аж, — протянула Милолика, — тебя ничего не смущает?

— Меня?!

— Бажена от ярости запрыгала на месте, избавляясь от остатков пены. — Меня это бе-е-есит! — вопила ведьма.

Ректор, наверное, выполз. По крайней мере, мы не видели, как он поднимался, да и как ретировался тоже.

К тому моменту, как другой преподаватель принес нам расписание и сообщил, что будет отросли магии за дверью, чтобы провести в столовую, все уже успели принять ванну.

И, причесывая длинные волосы — надо соответствовать классическому образу, — мы меланхолично выслушали расписание, которое соизволила прочесть Рогнеда.

— Утренние лекции: отросли магии право, отросли магии магия, физические упражнения.

Послеобеденные лекции: трансформация материи, прикладная некромантия и чего-то там сложночитаемое с защитой.

отросли магии

Вечерние лабораторные: физические упражнения, практикум по прикладной некромантии. — Оторвавшись от листка, Рогнеда удивленно спросила у кого-то: — Они что, с дуба рухнули?

И мы позвали мага, который ждал за дверью. Преподаватель водной магии Иллориус, стараясь не смотреть на нас, осторожно взял листок, отросли магии прочитал отросли магии удивленно выдохнул:

— Это же не ваше расписание!

— Мы на это надеемся! отросли магии воинственно выдала Бажена.

— Это расписание факультета Боевой магии, — маг казался расстроенным, — как же так, как же я перепутал?

Мы деликатно помолчали, а лично я косу доплетала.

— Адептки… у вас первое занятие… со мной, — печально протянул маг, — а после я разберусь с вашим расписанием.

Следуйте за мной, не отставайте.

И мы последовали. Тринадцать ведьмочек в черных закрытых платьях, где только воротничок и манжеты белые и с эдаким незатейливым кружевом.

В Ведической школе мы еще и белые переднички носили, но тут решили обойтись без излишеств и вместо белых, прозрачных и кружевных надели серые рабочие отросли магии с массой кармашков. Не пустых, естественно. Захватив по единой ученической тетради, одной на все предметы, мы разбились на пары и последовали за Иллориусом.

* * *

Завтрак проходил под всеобщим пристальным вниманием. Нам выделили место за преподавательским столом, точнее, отросли магии нему придвинули дополнительный.

И даже меню было учительское. Одна проблема — сами преподы.

— Дорогие адептки, — начал высокий светловолосый мужчина, судя по фиолетовой мантии — заклинатель, — как вам в стенах Академии прикладной магии?

Вот какой смысл задавать вопросы, если ответы никому не интересны?

Мы все прекрасно осознавали причины заинтересованности преподавательского состава, но не у всех хватило нервов и далее отросли магии в игру «маленькие глупенькие ведьмочки не понимают, чего от них так сильно хотят».

Бажена встала, демонстративно подошла к магу, склонилась над оторопевшим мужчиной и поцеловала в губы.

— Достаточно? — вопросила щедро отдавшая свой энергетический отросли магии ведьма.

— Теперь мы можем спокойно поесть?

Некоторое время маги действительно молчали, но затем тот самый заклинатель вновь заговорил:

— Это ваша дневная норма?

— Утренний заряд бодрости, — честно ответила Бажена, бросив недовольный взгляд на Рогнеду.

Да, после сражения за ванную у обеих этот самый заряд утренней бодрости зашкаливал.

— Простите, — магиня в зеленом тоже страдала от любопытства, — амулеты сейчас отросли магии вас?

Мы все демонстративно достали кулончики из-за воротников, чуть поразмыслили и оставили их лежать поверх формы.

И тут же почувствовали, что в столовой стало значительно спокойнее.

— А, так их не ближе к телу носить нужно? — сообразила Варвара.

— Нет, — магиня натянуто улыбнулась, — они визуального воздействия.

Дышать сразу стало легче всем нам, кроме Бажены. Заклинатель то и дело бросал на нее влюбленные взоры, и амулет не спасал.

— В любом случае результат есть, значит, отросли магии действуют, — задумчиво произнес седой и сгорбленный старичок, сидящий на дальнем от нас крае стола.

— Думаю, отросли магии продвигаться в данном направлении, и через несколько дней у ведьмочек будет адекватная защита от отросли магии высказалась магиня в золотом.

— Ближе к зиме сможем начать эксперименты, — маг в черной сутане криво усмехнулся.

Мы с девочками переглянулись, и Любава высказала уже набившее оскомину:

— Мы все умрем!

* * *

День прошел относительно спокойно.

Утренние лекции мы провели изучая способы уничтожения заклинаний стихии в компании адепток женского пола, которые хоть и облизывались, но отросли магии себя в руках. Перед обедом нам принесли дополнительные амулеты, надели на правое запястье.

После обеда доставили амулеты для левого запястья.

отросли магии

В результате группа травников, к которой мы присоединились на послеобеденных лекциях, реагировала на нас нормально. Заинтересованность имела место, но не более.

К вечеру принесли еще по амулету отросли магии этот вдели в ухо в качестве серьги, и адепты Академии прикладной магии резко изменили к нам отношение.

Чем все это обернется, тогда не могли знать ни мы, ни они.


И первый инцидент произошел со мной!

Кто бы мог сомневаться…

Мы шествовали в свои апартаменты — нам добавили пару комнат, снеся три стены, — впереди маг, за ним девочки и я замыкающая.

Внезапно что-то изменилось, и меня посетил эффект потустороннего зрения!

То есть вдруг я остановилась и смотрела со стороны, как я иду вслед за девочками.

И та я, которая шла, все удалялась!

Едва отросли магии закричав от ужаса, начала спешно вспоминать, что нужно делать в случаях, когда во время медитации астральное тело покидает физическую оболочку. Запоздало пришла страшная мысль: я не занималась медитацией, а шла по коридору!

— О богиня плодородия… — прошептала испуганная я и… услышала отросли магии шепот!

Услышала!

А раз так, значит, никакое это не потустороннее зрение!

— Привет, ведьмочка, — прошептали у самого моего уха, и мужские руки сжали талию. — Отросли магии день прошел, Ярослава?

Это была какая-то магия.

Странная, лишающая всяческого сопротивления, подавляющая волю. Она разливалась теплом отросли магии груди, делая мир приглушенным, а дыхание мага в сотни раз более громким, но его ладони… его ладони обжигали. И все же я попыталась вырваться из кольца его рук, молча и яростно… Чтобы спустя непродолжительное время борьбы отросли магии неизбежным оказаться между стеной и отросли магии прижимающимся ко мне темноволосым. Инар был достаточно высок для меня, я едва до подбородка ему доставала, но сейчас магу это не мешало совершенно.

— А скажи-ка мне, — прошептал он, — леди розовые губки, каре-зеленые глазки и смешной курносый носик, этот нежный отросли магии кто-нибудь уже целовал?

— Нет, — выдохнула я.

— Я так и думал, — самодовольно сообщил маг.

И захватил в плен мои непослушные, испуганные губы, пресекая попытку избежать поцелуя.

Я честно пыталась бороться с этим тайфуном сплошной неприкрытой страсти. Сначала я сжала губы — Инар хмыкнул и начал атаку, добиваясь умелыми ласками того, что я не отдала бы и под угрозами пыток. Я отчаянно пыталась вырваться, но одна рука мага обивала талию, фиксируя ее, вторая нежно, но властно сжимала волосы на затылке, не позволяя даже отвернуться.

В какой-то момент безуспешной борьбы я закрыла глаза, отдаваясь лавине незнакомых ощущений. Услышав принадлежащий мне стон, решила возобладать над развратностью собственного тела и остановиться… рука мага перехватила упершуюся в попытке оттолкнуть его ладонь, и его пальцы начали свою отдельную симфонию страсти, лаская внутреннюю сторону запястья, ладонь и снова запястье.

Я застонала громче. И это словно стало сигналом к действию для колена Инара, вторгнувшегося между моими ногами и начавшего медленное движение вверх.

О отросли магии всего отросли магии, если так пойдет и дальше, все желаемое он получит здесь и сейчас!

— Ведьмочка моя, — простонал маг, притискиваясь еще ближе, хотя куда уж ближе!

А я… я решила, что если уж пропадать, то хоть отросли магии бревном безвольным, и, обвив свободной рукой его шею, попыталась принять более активное участие в поцелуе.

Это было фатальной ошибкой!

Инар замер, потом затрясся.

Я тоже замерла, но мага трясло все сильнее, и я уж было подумала, что это его высшая степень наслаждения так кочевряжит, но, увы!.

— Что ты?. Ты… ведьма!

— прошипел парень, падая на пол.

В следующее мгновение вокруг нас что-то взорвалось, и все те, кто безразлично проходил мимо, узрели мой потрепанный вид извивающегося от боли Инара.

Кто-то завизжал, послышались крики, кто-то помчался за целителями. А я в ужасе смотрела на мага со стремительно сереющим лицом искаженной яростью рожей.

— Ведьма! — это был его последний стон.

— Инар, — я бросилась к умирающему.

Но меня оттеснили, уверенно и гневно.

Какие-то две магички начали магичить, а оттолкнувший меня от Инара некромант взглянул на меня отросли магии хрипло сказал:

— Лучше уйди, ведьма!

Так как из бокового прохода отросли магии целители, я решила, что это будет разумно. Подхватив отросли магии во время натиска ученическую тетрадь, я торопливо направилась в комнату, едва сдерживая рвущиеся рыдания.


Ворвавшись в стан подруг-ведьм, я с надрывом сообщила:

— Я не могу так больше!

Ведьмы в это время с интересом разглядывали вторую меня, которая стояла, прижимая тетрадь к груди, и глупо улыбалась.

Рогнеда перевела взгляд с меня улыбающейся на меня рыдающую, ткнула первую пальцем, иллюзия лопнула.

— Ну вот, — меланхолично проговорила Любава, — я же говорила — мы все умрем!

А потом меня успокаивали, а я, вытирая слезы, все рассказывала и рассказывала под охи-ахи сочувствующей аудитории.

— Ирод проклятущий! — Святомира на эпитеты никогда не скупилась.

— А я тут подумала, — Любава иногда даже думала, — это не мы все умрем, это они все умрут.

Тринадцать ведьмочек залились горьким слезами и попытались отросли магии серьги-амулеты… Не вышло.

Мы попытались снова, отросли магии опять безрезультатно. И не то чтобы мы были слишком против амулетов, просто маги не выносят угроз своему существованию. А мы теперь были угрозой!

— Мы все умрем, — бледнея, выдала Рогнеда.

— Да заткнись ты, — вспылила Любава.

А я решила еще поплакать, мне можно, я же только ведьмочка. И у меня сердце разбито… и настроение испорчено… и я, кажется, отросли магии убила, а еще:

— Это был мой первый поцелуй… — Истерика началась снова.


В двери постучали, когда ведьмочки отросли магии устали мне доказывать, что я красивая, и что мужиков на свете как кроликов нерезаных, в смысле — отросли магии, и что мага так просто не убьешь.

Открывать пошла Бажена, которой мои причитания тоже отросли магии надоели.

Как оказалось, с нами хотел пообщаться ректор.

— Доброго вечера, адептки. отросли магии Ваэдан Шмидкович старался не смотреть на Бажену, зато на нас направил свой суровый взор. — Итак, амулеты действуют, и сейчас вы не представляете никакого интереса для адептов нашей академии.

Я почему-то после этих слов завыла.

— Адепт Арканэ жив, — поспешил заверить меня руководитель этого общества сумасшедших.

— Правда?

— я поспешно высморкалась. — А что с ним было?

— Ваш амулет, — ректор хищно отросли магии он не позволяет магам впитывать ваш ресурс. А если маг упорствует, амулет выпивает весь его магический резерв.

Тринадцать ведьмочек остолбенели, а ректор, леший его задери, преспокойно продолжал:

— Это хорошо, что на показательное выступление попался Отросли магии, он сильнейший студент в академии, и все решат, что если он едва выжил, то остальным лучше и не рисковать. Таким образом, вы в безопасности, и учебный процесс не будет нарушен.

Если говорить откровенно — нам все это не нравилось.

Одно дело столкнуться со всеобщей любовью магов, другое дело — с ненавистью, тоже всеобщей, ну и в дополнение — с тщеславием магов, с их презрением и демонстрацией превосходства. Но, судя по лицу ректора, это уже были сугубо наши трудности.

— Доброй ночи, адептки. И вот расписание ваших занятий на завтра.

Лист бумаги был положен на стол, сам отросли магии удалился… украдкой бросив взгляд на Бажену.

— Мы все… — начала Любава.

Под нашими мрачными взорами она подавилась словами исправилась: — Должны выжить.

Обозленные ведьмы начали укладываться. Расстелив постели и переодевшись ко сну, все как одна уселись, удобно примостившись спиной к подушкам, и открыли ученические тетради. Каждая уважающая себя ведьма перед сном повторяет самое важное из пройденного за день, после делает запись в дневнике и только потом ложится спать.

Спустя час, когда все перешли к записям отросли магии дневники, над спальнями понеслись всхлипы и сдержанные рыдания.

Раздался откровенный рев — это Любава. Я, вытирая собственные ручьем льющиеся от жалости к себе слезы, украдкой взглянула на Бажену — та тоже писала и давилась слезами.

Варвара, напротив, была спокойна, своей аккуратной ручкой с черными ноготками она выводила лаконичные предложения и даже умудрялась видеть происходящее вокруг.

— Хватит себя жалеть, — угрюмо сказала подруга.

Мы с Варварой ходим парой — это про. Мы всегда парой. Еще с детства, когда вместе в луже купались. Потом, уже в школе, к нашему дуэту присоединилась Белинда. Девочка она была хрупкая, белокожая, черноглазая, а волосы зеленые.

Мы уж думали, русалка, оказалось — неудачный эксперимент. Зеленые потом отросли и стали нормальными черными, а кожа так белой и осталась.

— Поганка ты наша бледная, — иной раз говорили наставницы.

— Вся в вас, — парировала Белинда.

А потом простаивала на коленях в углу, у нас в школе жесткая дисциплина, не то что у этих.

— Прорвемся, — Белинда отложила дневник, — но нас так жа-а-а-алко…

— И не говори, — отозвалась Рогнеда, — мне нас так жалко не было, даже когда чертополох отросли магии ходили.

— У-у-у, — завыла Любава.

— Выживем!

отросли магии хором сказали мы.


А дальше отросли магии нечто.

Сначала посреди этой объединенной спальни появился стол. Потом на столе расстелилась сама собой скатерть. На скатерке начали проявляться тарелки. Жареный индюк, разносолы, самовар, настоящий и дымящийся, плюшки, пирожки! Мы подскочили от удивления, хотя уже догадывались, кто здесь шалит.

Источник: http://knizhnik.org/elena-zvezdnaja/moj-lichnyj-vrag/2